25.09.2018
вторник

Диагноз

Политическое родство

Политическое родство

Можно убить человека серпом, можно убить человека молотом. А уж если молотом и серпом...
Станислав Ежи Лец

В этом году во многих странах отмечается 80-летие сталинских репрессий. 1937 год — страшный период в нашей истории. 

Историки спорят о том, сколько миллионов людей было уничтожено в ходе государственного террора. В России 30 октября официально отмечается как День памяти жертв политических репрессий.

И белорусские историки называют разное количество репрессированных жителей Беларуси. По крайней мере, речь идет не менее чем о 600 тыс. человек. Историк Игорь Кузнецов утверждает, что в Беларуси от репрессий пострадали от 1,4 до 1,6 миллиона человек, около 500 тысяч из них погибли.

80 лет назад, в ночь с 29 на 30 октября 1937 года в Минске во внутренней тюрьме НКВД было расстреляно более 130 деятелей белорусской культуры, искусства, науки. Это был цвет белорусской нации. Эта дата вошла в историю как «Ночь расстрелянных поэтов». Всего в ходе сталинского террора было убито три четверти белорусских писателей и поэтов.

В нормальном государстве этот трагический юбилей отмечался бы на государственном уровне с участием высших должностных лиц. Но в Беларуси официально сталинский террор практически не признается. С приходом к власти А. Лукашенко был взят курс на замалчивание страшных страниц советской истории. «Нам навязывают, чтобы мы забыли все великое, что сделали Ленин и Сталин, а ведь это – символы нашего народа», – заявил белорусский лидер в 2006 году. При А. Лукашенко был полностью закрыт архив КГБ, все дела о страшной трагедии 30–50-х годов вновь засекречены. В школьных учебниках сталинские репрессии были представлены как необходимая мера защиты советской власти в тот исторический период. Зато школьников возят на автобусах на «Линию Сталина». Не только не скрывается, а настойчиво выпячивается историческая преемственность нынешних белорусских органов госбезопасности с их зловещими предшественниками.

В Беларуси нет ни одного официального памятника жертвам массовых репрессий 20-50-х годов прошлого века. Зато есть памятники сотрудникам НКВД.

Белорусские власти до сих пор полностью не признали Куропаты в качестве мемориала жертвам сталинского террора. Его посещают приезжающие в Беларусь делегации разных стран. А президент Беларуси ни разу там не побывал. Весьма знаменательным и одновременно парадоксальным является тот факт, что единственный мемориальный знак здесь установил президент США Билл Клинтон.

Министерство культуры в приказе № 69 от 24 марта 2017 года, которым утверждено положение о конкурсе эскизных проектов памятного знака «Куропаты», констатировало, что он должен увековечить память «всех безвинно погибших жертв ХХ века в истории Беларуси». Иначе говоря, происходит подмена, принципиально изменяется содержание мемориала. Идея властей состоит в том, чтобы размыть, растворить преступления сталинизма, потерять их или спрятать в общем ряду всех невинных жертв ХХ века. И кстати, о самом конкурсе как-то забыли, о нем ничего не слышно.

Поэтому трагический юбилей отметили только представители гражданского общества. Вечером 29 октября у здания КГБ в центре Минска Николай Статкевич организовал «Цепь памяти». А в Куропатах представители белорусской интеллигенции провели акцию «Ночь расстрелянных поэтов».

Такое отношение властей к сталинским репрессиям вытекает из внутренней сущности нынешнего режима, который интуитивно ощущает свое политическое родство с той эпохой, с советским прошлым. Оно проявляется, например, в похожей системе госуправления, в отношении к демократии, к политическим оппонентам.

Хорошей иллюстрацией к этому может послужить история, более похожая на скверный анекдот, о якобы либерализации законодательства о массовых мероприятиях. Власти оповестили мир, что в Беларуси начинается «разгул демократии», вводится уведомительный порядок проведения уличных акций. Министр внутренних дел Игорь Шуневич, представляя в Палате представителей новый законопроект, заявил, что наступает «жесточайшая либерализация» в отношении массовых мероприятий, проводимых вне помещений, «мы вводим принцип, который соответствует всем общемировым нормам — заявительный».

Дело даже не в том, что слова «жесточайшая либерализация» звучат примерно как «жареный лед». После детального ознакомления с законодательными поправками выяснилось, что на самом деле никакой либерализации нет, скорее даже наоборот, в реальности происходит ужесточение правил.

Судите сами. До сих пор граждане или организации, желающие провести уличную акцию, должны были подавать заявку в органы местной власти и получать от них разрешение. Теперь, по новому законодательству, заявители мероприятия также обязаны не позже чем за 10 дней подать официальный документ в горисполком, который за пять дней до акции должен дать ответ, что не запрещает ее. В чем же разница? Оказывается, разница в словах. Прежде местная власть разрешала, а теперь не запрещает. И эту игру слов правящая команда объявляет либерализацией?

Вот как газета «Советская Белоруссия» комментирует эти законодательные поправки, ссылаясь на официальные источники: «До получения разрешения на проведение массового мероприятия его организатор, а также иные лица не вправе будут объявлять в СМИ, Интернете или иных информационных сетях о дате, месте и времени его проведения, изготавливать и распространять с этой целью листовки, плакаты и иные материалы». Обращаю внимание, что газета пишет «до получения разрешения». То есть государственные СМИ фактически признают, что речь идет о дешевой имитации, а не о действительной либерализации.

Обратите внимание, публичная акция по самой своей природе ориентирована на то, чтобы привлечь внимание властей и общества к какой-то проблеме. А вот согласно законодательным новациям, сообщать о ней до получения разрешения никому нельзя, надо хранить в тайне, чтоб никто не узнал. В таком случае вся акция теряет смысл, тогда остается провести ее дома, в квартире, спрятавшись под одеяло.

Этот так называемый уведомительный порядок распространяется только на установленные властями места проведения акций. Такие места, как правило, расположены где-то на отшибе, чтобы никто не видел. В Минске это площадь Бангалор. Если же мероприятие планируется проводить в неустановленных властями местах, то разрешительный принцип сохраняется.

А еще, оказывается, за осуществление конституционного права на свободу собраний, митингов, уличных шествий граждане обязаны платить государству деньги, ибо оплата издержек по проведению мероприятий ложится на организаторов. То есть если ты хочешь протестовать против действий властей, ты должен этим властям заплатить. Хорошо, что участие в выборах у нас пока бесплатное, но это дело времени. Ведь вот сейчас выяснилось, что за службу в армии родители платят командирам, чтобы те не терроризировали их сыновей.

И наконец, новые правила усложняют условия работы журналистов в ходе акций. Теперь им надо иметь при себе кроме служебного удостоверения, еще паспорт, документ об аккредитации для сотрудника иностранного СМИ и бейдж. Иначе его «заметут» как участника акции.

Самое восхитительное во всем этом — как власти умудрились ужесточение условий проведения уличных акций назвать либерализацией. Почти как у Джорджа Оруэлла: война — это мир, свобода — это рабство...

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Отклад не в лад

Дедовщина как школа жизни

Крах венесуэльского проекта

Напрасная жертва


Поделиться

Главные события Новости Лица Диагноз Пункт гледжання
Политика Экономика Социум Культура История Здоровье Спорт Криминал Фельетон

Вернуться на главную страницу  →

Вернуться на страницу рубрики  →