22.06.2018
пятница

Диагноз

Ударим либерализацией по бизнесу

Ударим либерализацией по бизнесу

В государственных СМИ продолжают петь дифирамбы по поводу президентского декрета №7 «О развитии предпринимательства» и других документов, которые призваны «раскрепостить» бизнес и стать решающим шагом на пути либерализации экономической деятельности в стране. 

Телеканалы и газеты полны пафосных сообщений, что государство поворачивается лицом к предпринимательству, видит в нем драйвер развития экономики, снимает все ограничения в его работе, и, наконец, к нам повалят иностранные инвестиции.

Все это замечательно, но в связи с этим возникает ряд неприятных вопросов, которые как-то не вписываются в эту атмосферу всеобщего праздника. Прежде всего, зачем было 23 года «закрепощать» бизнес, создавать бесконечные барьеры, ограничения, запреты, чтобы теперь его «раскрепощать»? Означает ли это, что вся прежняя экономическая политика властей была ошибочной, а все ее критики и оппоненты оказались правы? И кто в таком случае за это должен отвечать?

На всякий случай напомню, что еще 31 декабря 2010 года была принята президентская Директива №4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь». Прошло семь лет. И приходится принимать новый аналогичный документ на ту же тему по очень простой причине. Потому что та директива семилетней давности так, по большому счету, и не заработала.

Бизнесу обещают серьезное уменьшение проверок. Но тогда возникает естественный вопрос: чем будет заниматься большое количество контролирующих органов? Ведь вдумайтесь, согласно белорусскому законодательству, составлять протоколы об административном правонарушении могут должностные лица 72 (!) органов, организаций, инспекций. И что они будут делать? Сидеть без работы? Надо сокращать их количество, их функции, а также численность их сотрудников. Без этого все разговоры о сокращении проверок напрасны. Однако без института контролера патерналистское государство с огромным государственным сектором, с ручным управлением существовать не может. Поэтому без изменения модели эта проблема не решаема.

На фоне всеобщей эйфории все ли обратили внимание на комментарии А. Лукашенко по поводу этих документов? Еще во время выступления президента в Национальном собрании с посланием 21 апреля он заявил: «В мире отвергается либерализм... Не надейтесь на приватизацию, не надейтесь, что мы отпустим бразды. Пока я президент — этого не будет».

Не менее любопытны высказывания президента во время последнего публичного обсуждения документов о либерализации экономики, которое состоялось 8 августа. Казалось бы, о чем должен говорить глава государства, обсуждая документы о ликвидации ненужных ограничений в работе субъектов хозяйствования? Наверное, о том, какие большие перспективы открываются перед страной.

Но нет. А. Лукашенко ни в чем не изменился, он остался тем самым политиком, который называл предпринимателей «вшивыми блохами», жульем, которому место за решеткой. Из его выступления на совещании следует, что он рассматривает раскрепощение бизнеса как проблему, вызов, угрозу. Поэтому вполне логично, что он стал запугивать бизнесменов: «Не дай Бог после первого октября, когда эти документы вступят в силу, кто-то где-то не так будет себя вести — мало не будет, я вам гарантирую... Если вы по-другому это понимаете, тогда у нас с вами вряд ли что-то получится».

То есть Лукашенко, как и раньше, рассматривает предпринимательство не как основную и естественную форму развития экономики и общества, а всего лишь как инструмент в руках власти для решения задач, которые ставит государство, для поддержания существования, обслуживания белорусской социальной модели. Поскольку эта модель сейчас переживает кризис, то власть вынуждена идти на уступки бизнесу. Но дамоклов меч висит. Кто этого не понимает, спросите у Юрия Чижа, Виктора Прокопени, Александра Кныровича и др.

Самая главная проблема для бизнеса состоит в том, что не решены системные вопросы. В стране отсутствуют гарантии собственности, неприкосновенности личности, нет правового государства, независимого суда.

Вот на прошлой неделе Бизнес-союз предпринимателей и нанимателей имени профессора М.С. Кунявского направил в адрес Минэкономики письмо с просьбой разъяснить норму декрета №7 об усилении ответственности руководителя за «непринятие руководителем юридического лица необходимых мер по надлежащей организации деятельности этого юридического лица... повлекшее причинение вреда государственным или общественным интересам, окружающей среде, жизни, здоровью, правам и законным интересам граждан». Размытость формулировки дает проверяющим структурам полную свободу карать любого бизнесмена или директора.

Еще одной проблемой белорусской экономики являются неравные условия для развития частного и государственного секторов экономики. Госпредприятия являются для властей священной коровой, которую всячески лелеют. Однако итоги этой поддержки, мягко говоря, совсем не блестящие.

8 декабря А. Лукашенко посетил ОАО «Камволь». Уже много лет государство пытается вытянуть за уши, реанимировать это предприятие. Получается плохо.

Еще в 2012 году президент посетил «Камволь», разогнал руководство, поручил модернизировать предприятие, обещал дать деньги. Государство выделило 110 млн долларов. Президент потребовал завершить модернизацию в 2015 году. Но не успели. 8 ноября 2016 года заместитель председателя концерна «Беллегпром» заявил БЕЛТА, что модернизация завершена. А. Лукашенко приехал через год. И вот выясняется, что конец модернизационного процесса запланирован только на следующий год. Вам это не напоминает эпопею с модернизацией деревообрабатывающих заводов?

Но А. Лукашенко в ходе посещения «Камволя» демонстрировал дежурный оптимизм. Он много говорил, что надо нарастить объемы производства тканей до 10—12 млн погонных метров в год.

Погонные метры — это хорошо. Но что в них толку, если продукцию не покупают. Ведь самое важное в экономике — это рентабельность, эффективность, прибыль. А вот с этим — проблемы. В 2016 году рентабельность на предприятии была минус 68%. По итогам января-октября нынешнего года предприятие вроде бы вышло на положительные показатели. Разные источники называют различные цифры рентабельности реализованной продукции: то ли 5%, то ли 6%. Но профессиональные экономисты знают, что уровень рентабельности ниже 5% — это в реальности означает убыточность или работу на ноль.

Еще в советские времена в телепередаче КВН шутили: «А что это там летит?» — «А это пролетает наша легкая промышленность».

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Черные души

Буда-Кошелёво вместо Брюсселя

Отдых в эмиратах

Фальшивое наследие


Поделиться

Главные события Новости Лица Диагноз Пункт гледжання
Политика Экономика Социум Культура История Здоровье Спорт Криминал Фельетон

Вернуться на главную страницу  →

Вернуться на страницу рубрики  →