23.01.2019
среда

Экономика

Кто заплатит за налоговый маневр, или Картина нефтью

Кто заплатит за налоговый маневр, или Картина нефтью

Неумолимо приближается 2019 год, а вместе с ним и начало новой фазы российско-белорусских отношений в нефтегазовой сфере, так называемой «эпохи налогового маневра».

Время получения скрытых энергетических субсидий из России, когда мы приобретали беспошлинную нефть для своих НПЗ в качестве платы за участие в интеграционных проектах, безвозвратно уходит. Теперь о поддержке приходится просить открыто, что как-то плохо вяжется с преимуществами «белорусской экономической модели», о которых нам говорили все последние годы.

Опасные маневры в нефтяном потоке

После того как российская Госдума приняла пакет законов о налоговом маневре для своей нефтянки, а президент России подписал их в начале августа, стало ясно, что пути назад не будет. Беларуси, как бы мы ни упирались, придется «слезать с нефтяной иглы» в самое ближайшее время. И помочь сделать этот процесс менее болезненным может только наша восточная соседка.

Справка. Российский налоговый маневр предусматривает, что экспортная пошлина на нефть будет снижаться с нынешних 30% до 0% в течение 6 лет с 2019-го по 2024-й год при одновременном повышении налога на добычу нефти в течение 3 лет. Для этого внесены изменения в федеральный закон «О таможенном тарифе» и в Налоговый кодекс РФ. А чтобы защитить внутренний рос­сийский рынок нефтепродуктов от роста цен и возможного дефицита, разработан специальный акцизный механизм, компенсирующий своим НПЗ «выпадающие» доходы.

Понятно, что интересы Беларуси в налоговом маневре никто учитывать и не думал. Более того, некоторые аналитики утверждают, что он разрабатывался в том числе и для того, чтобы «урезать аппетиты» нашей страны, которая постоянно напоминает руководству соседнего государства о едином рынке энергоресурсов, на­стаивая на их приобретении по внутренним российским ценам. Имен­но поэтому введение такого рынка отложено до 2025 года, когда цены внутри России сравняются с мировыми. Вот тогда покупайте что и сколько хотите!

Первые шаги

Не успели высохнуть чернила на подписанных Путиным законах о налоговом маневре, как белорусская сторона вступила в борьбу за получение компенсации из-за его последствий для нашего бюджета. Уже 9 августа замминистра финансов Беларуси Дмитрий Кийко, комментируя их крайне негативный для нас характер, заявил: «Мы входим в контакт с российской стороной... Возможен поиск компенсирующих механизмов на государственном уровне». При этом он озвучил и первую «прикидку» таких последствий: только в 2019 году «выпадающие» доходы белорусского бюджета в связи с налоговым маневром составят порядка 600 млн BYN (300 млн USD по действовавшему тогда курсу) из-за сокращения доходов от экспортных пошлин и планируемого снижения ставки акцизов на нефтепродукты. Последнее необходимо для компенсации белорусским НПЗ издержек, связанных с удержанием розничных цен на приемлемом уровне.

Кроме того, Д. Кийко высказал опасение, что налоговый маневр создаст неравные условия для работы НПЗ в России и Беларуси, что может даже привести к вытеснению российскими нефтепродуктами отечественных на белорусском рынке. Но в то время никакого позитивного отклика с российской стороны эти заявления не получили. Да и странно было бы их ожидать — отношения между двумя странами тогда были хуже некуда.

Процесс пошел

Понадобились две встречи президентов (22 августа и 21 сентября), чтобы переговоры по проблемам получения компенсации приобрели более-менее конструктивный характер.

В начале октября новый премьер-министр Беларуси Сергей Румас сообщил журналистам: «У правительства России есть понимание, что последствия налогового маневра негативно скажутся на бюджете Беларуси и на предприятиях нефтехимического комплекса. Белорусская сторона считает более правильной фиксацию этой компенсации в цене получаемой нефти. До конца года у нас есть поручение глав государств, чтобы внести на их рассмотрение конкретный механизм».

В свою очередь, глава концерна «Белнефтехим» Андрей Рыбаков в те же дни подтвердил, что Беларусь и Россия вступили в активную фазу переговоров по механизму компенсаций из-за налогового маневра.

Однако очень скоро выяснилось, что, если сама необходимость предоставления таких компенсаций у российской стороны принципиальных возражений не вызывает, то насчет их характера и тем более размера нам еще придется немало «подискутировать». Так, министр финансов России Антон Силуанов на Форуме регионов 12 октября заявил: «Действительно, при реализации налогового маневра будут сокращаться поступления скрытой субсидии (в размере 2 млрд USD в год. — Прим. ред.), которую мы предоставляем в результате отсутствия экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты... Пока еще договоренностей нет, мы ждем предложений от белорусской стороны и после этого сформулируем наши соображения».

Эти соображения были озвучены уже в ноябре, причем они оказались достаточно жесткими.

Скидка или трансферт?

Тем временем белорусская сторона, которой отступать было некуда, попыталась взять инициативу переговоров в свои руки, стараясь занять в них более выгодную позицию. В начале ноября Дмитрий Кийко, говоря о развитии ситуации с налоговым маневром, сообщил: «Обсуждаются два механизма компенсации выпадающих доходов белорусского бюджета: межбюджетный тран­сферт, т.е. прямые выплаты из рос­сийского бюджета в наш, либо предоставление компенсации через цену на нефть». При этом он также сообщил, что в Минске рассчитывают на утверждение компенсационного механизма не только на 2019 год, но и на весь период реализации налогового маневра в России. При этом размер компенсации, по его мнению, должен учитывать весь объем поставок российской нефти в Беларусь, который закреплен межправительственным соглашением от 2007 года, — 24 млн тонн в год.

Очевидно, что для нас более выгодным был бы второй вариант получения компенсации: как сформулировал его зампредседателя «Белнефтехима» Владимир Сизов, «зафиксировать наши потери в цене нефти, которая поставляется из России в Беларусь», или, проще говоря, договориться о скидке. В этом случае мы не будем зависеть ни от цены нефти, которая в последнее время демонстрирует высокую волатильность, ни от курса российского рубля, который тоже стабильностью не радует. Но, как говорится, хотеть не вредно...

Российская сторона в данном во­просе придерживалась совсем иной точки зрения. Сначала ее озвучил новый посол России в Беларуси Михаил Бабич: «Мы исходим из того, что это будет в виде прямых межбюджетных отношений, и логика эта дальше будет развиваться в таком разрезе».

А на прошлой неделе в гораздо более жесткой форме на эту тему высказался А. Силуанов: «Договорились, что, если будет принято решение о поддержке, то это будет трансферт». Таким образом, через два месяца после начала переговоров оказалось, что даже вопрос о выплате компенсаций еще окончательно не решен, не говоря уже о выборе предпочтительных для Беларуси вариантов. В общем, «бери, что дают», а то могут вообще передумать.

Финальные штрихи

До завершения нашей «нефтяной кар­тине» еще далеко. И вряд ли продвижению к решению всех проблем сильно поможет новый посол Беларуси в России Владимир Семашко, который, отдадим ему должное, в течение полутора десятков лет достаточно успешно вел дела с нашей восточной соседкой. Он, правда, уже озвучил предполагаемую дату завершения переговоров по нефти (15 декабря т.г.). Но затем оказалось, что такая договоренность у посла была с вице-премьером России Дмитрием Козаком, еще когда он сам занимал аналогичную долж­ность в Беларуси.

Но с тех пор столько воды утекло... И В. Семашко даже пришлось признаться на телеканале «Беларусь 1»: «Я знаю, как это все сложно движется... У меня есть сомнения, что это будет 15 декабря. Пока продвижение не очень большое».

При этом времени до конца года остается все меньше. А в случае предоставления компенсации в виде трансферта его сумма должна быть включена в бюджет следующего года, как в России, так и у нас. Поэтому можно быть уверенными — никуда руководство наших стран не денется, и новости о решении вопроса с компенсацией мы узнаем уже достаточно скоро.

Отвечая на вопрос, вынесенный в заголовок, придется отделаться фразой: за все заплатит покупатель. Получение компенсации за налоговый маневр может спасти белорусский бюджет, но не защитит Беларусь от повышения цены на нефть. А когда она для нашей страны станет дороже на 30%, то как вы думаете, сколько будет стоить бензин, если даже сейчас нас убеждают, что нынешние розничные цены не компенсируют нефтепереработчикам всех затрат? Вот такая невеселая «нефтяная картина» получается.

«Экономическая газета»


Поделиться

Главные события Новости Лица Диагноз Пункт гледжання
Политика Экономика Социум Культура История Здоровье Спорт Криминал Фельетон

Вернуться на главную страницу  →

Вернуться на страницу рубрики  →