22.06.2018
пятница

История

Археологи «вторично» нашли крепость эпохи Ивана Грозного. Но…

Археологи «вторично» нашли крепость эпохи Ивана Грозного. Но…

Этим летом экспедиция Марата Климова отыскала настоящие следы крепости «Сокол», построенной во времена Ливонской войны на территории современной Витебщины. 

Старший научный сотрудник Института истории Академии наук рассказал, как удалось найти следы укрепления и почему долгое время считалось, что оно было в другом месте.

Недолгая история «Сокола»

Крепость с одноименным названием построили при Иване Грозном в 1566 году для обороны от войск Речи Посполитой. Укрепление находилось там, где сегодня Россонский район. Факт существования крепости и ее примерное расположение упоминается еще в «Записках о Московской войне» Р. Гейденштейна: «Сокол лежал в пяти милях к северу от Полоцка по дороге во Псков. Крепость, имевшая 11 башен, расположена была между реками Дриссою и Нищею, окружена деревянной стеной и защищена с той стороны, где реки расходились друг от друга глубоким рвом…»

Несмотря на все «оборонительные стандарты» того времени, «Сокол» не устоял перед войсками Стефана Батория и спустя всего 13 лет с момента постройки был полностью уничтожен.

Image 5331

«Грозная» гравюра: желаемое за действительное

Сразу после разрушения крепости, секретарь Стефана Батория нарисовал гравюру, посвященную ей. На иллюстрации видны русла Нищи и Дриссы, рвы и

Image 5332

возвышенности. В 1948 году экспедиция, которая отправилась на поиски укрепления, посчитала эти холмы оборонительными валами. Но, как выяснилось позже, там была всего лишь братская могила.

— Найденные впоследствии кости и черепа принадлежали 500 немецким пехотинцам, погибшим во время штурма. Похоронили их с почестями, насыпав курган на высокой горе, — пояснил Марат Климов

Если соотнести «место с костями» с гравюрой, это действительно «Сокол». Но последующие раскопки показали: художник «немного приукрасил» реальность и «передвинул» части крепости так, чтобы она казалась более защищенной — это было в порядке вещей того времени.

«Черное» открытие

Ошибку первой археологической экспедиции удалось исправить только в этом году. Причем, благодаря… черным копателям! «Археологи-нелегалы» орудовали неподалеку, и на их раскопки обратил внимание местный краевед Юрий Карасев. В перерытой земле он заметил следы древнего пожара, нашел старые пули, монеты и фрагменты керамической посуды, после чего срочно обратился в Академию наук.

Вскоре туда отправилась экспедиция Марата Климова. В условиях постоянного дождя и непогоды его люди полмесяца в буквальном смысле пытались «докопаться до истины». И удалось доказать: найденные краеведом артефакты из «того же времени», что и крепость. Все говорило о том, что здесь жили стрельцы.

Ценность «раскопок прошлого»

В 2014 году недалеко от Полоцка группа Марата Климова впервые в истории современной Беларуси обнаружила место проживания стрельцов. Там они возвели некогда большое укрепление, на месте которого века спустя появился стадион…

— Ценность открытия в том, что это единственный пример из средневековья, когда мы знаем точное начало и конец существования определенного культурного слоя и поселения на территории Беларуси: в 1563 году стрельцы пришли на эту землю, а уже в 1579 были убиты или сбежали, — отметил Климов.

Рядом располагалась аналогичная крепость того времени — «Туровля». Появилась научная интрига — сравнить культуру двух крепостей одного времени.

— В «Соколе», например, очень много наконечников стрел, но в «Туровле» мы чаще находили боевые ножи. Другой момент — обувные подковки: а вот они одинаковы и там, и там. Значит, обеспечение обувью было централизованным: или привозили с собой, или в «Соколе» находилась кузница, где подковки делались по одним лекалам. Есть и другая интрига: сравнить керамику, найденную в этих крепостях с московской — скорее всего, она отличается в сторону традиций, характерных для культуры региона раскопок, — рассказал исследователь.

Белорусская археология: все своими силами…

Мой последний вопрос Марату Климову — о поддержке и отношении к археологии со стороны государства.

— Сегодня исследования такого плана практически не финансируются бюджетом, — заключил археолог. — Оплачиваются лишь командировочные (90.000 рублей «старых» в день). Поэтому у белорусской археологии есть только два варианта: привлекать студентов-практикантов и волонтеров.

Для сравнения он привел пример других стран:

— Например, в Казахстане руководство страны хочет, чтобы археологи активно участвовали в построении национальной концепции. Для работы в поле им выделяют джипы, у них приличная зарплата. Очень важно, что там исследования поддерживаются и с точки зрения самоидентификации народа. В России часть экспедиций тоже активно финансируется, закупается очень дорогое оборудование. А у нас, к сожалению, такого нет, и в целом приходится справляться своими силами…

Сергей Прохоров 


Поделиться

Главные события Новости Лица Диагноз Пункт гледжання
Политика Экономика Социум Культура История Здоровье Спорт Криминал Фельетон

Вернуться на главную страницу  →

Вернуться на страницу рубрики  →