17.10.2019
четверг

Главные события

«Я совершал ошибки, но я не торговал убеждениями»

«Я совершал ошибки, но я не торговал убеждениями»

На вопросы «Снплюс» отвечает политик Анатолий Лебедько.

— Прошел год со дня съезда Объединенной гражданской партии. Вы перестали руководить ОГП. Многие не без оснований называют его самым кризисным для партии за время ее существования. Какова ваша точка зрения по этому поводу?

— Я предпочитаю называть это не кризисом, а преодолением трудностей.

А самая масштабная проблема — это отсутствие цивилизованной политики как таковой. Страна более 20 лет живет без выборов. Соответственно, у людей нет мотива приходить в оппозиционные политические организации, где сплошные риски, угрозы и минимум привлекательных бонусов. Идеалистов, романтиков не так и много. Правда, без них страна превращается в обезвоженную пустыню. Намекаю, что и я к ним принадлежу.

—Не пора ли вернуться в руководство ОГП? Знаю, очень многие бы этого хотели.

— Подобная перспектива меня не возбуждает. А без мотивации невозможно хорошо работать. Только сейчас, когда я не имею никаких политических должностей, я осознаю масштаб ответственности и нагрузки, которые имел последние 18 лет.

Да, в должности председателя ведущей оппозиционной партии есть немало привлекательного — международные контакты, поездки, приемы, но еще больше рутины. Тебе каждый день надо разгребать свалку текущих проблем.

Меня поймут, наверно, не многие, но были периоды, когда я не имел доходов месяцами, однако все люди, перед которыми я имел финансовые обязательства, ежемесячно получали свою зарплату. Не думаю, что ОГП имела какой-то особенный режим финансового благополучия, но мы единственная партия, которая сегодня имеет в собственности свой офис, а значит, и независимость от власти.

Мой ближайший год расписан. И там нет такой «остановки», как возвращение в лидеры ОГП.

Но я не могу изменить себя. У меня устойчивая прививка от конформизма. Я остаюсь человеком с активной гражданской позицией. У меня аллергия на авторитаризм. Так что я открыт для сотрудничества со всеми, кто за позитивные перемены в Беларуси.

— Вы многие годы в оппозиции, но побед нет. Есть только борьба и бесконечные поездки за границу. Почему это происходит?

— Не согласен. Победы есть. Сторонники перемен выиграли битву за Беларусь. Сегодня порядка 95% граждан хотят жить в независимой, суверенной Беларуси. Это, во многом, результат и следствие усилий тысяч активистов политических партий, общественных организаций. Давайте не будем стесняться своих достижений.

В противостоянии экономических моделей рыночная экономика демонстрирует свои преимущества и эффективность. И это наш успех, это наша победа. Разве не так?

К вопросу о загранице. А что, надо забрать паспорта у лидеров оппозиции? Как по мне, так коммуникаций с внешним миром недостаточно. Сторонники перемен здесь явно проигрывают власти. Представители Лукашенко посещают все столицы евроатлантического пространства. Наивно думать, что Меркель просыпается с мыслями о БелАЭС, а Юнкер засыпает за чтением оппозиционного сайта. Так что надо говорить не о факте поездки в Варшаву, Берлин или Брюссель, а об ее эффективности.

Наша проблема в том, что Беларусь практически не присутствует в европейской повестке дня. Это наше слабое место.

— Почему вообще белорусская оппозиция все время проигрывает власти? Почему ее массово не поддерживают люди?

— Когда в стране нет выборов, нет социологических опросов, трудно оценивать победителей и проигравших. Пока можно утвердительно говорить, что проигрывает Беларусь как страна.

Недавно был в Ошмянском районе. Вместе с журналистами телеканала Белсат. В разных местах спрашивали, кто ваш депутат? И что? Самый узнаваемый и популярный депутат это... Анатолий Лебедько.

Мне, конечно, приятно, но это ужасно. Люди вспоминают того, кого они выбирали 30 лет назад. Это глубина нашей деградации. Люди без права выбора — это тупик.

Если вы спрашиваете о проигравших, то вначале сравните возможности. Власти и ее оппонентов. И тогда, возможно, вам захочется пожать руку многим из оппозиции.

Бюджет власти насчитывает миллиарды долларов. Ресурс сторонников перемен — это энтузиазм, оптимизм, вера, порядочность, честность... Я иногда думаю, как вообще это было возможным? Это противостояние, эта борьба. Мое поколение — идеалисты, вышедшие из 90-х. Они настоящие, и благодаря им Беларусь — это реальность сегодняшнего и надежда будущего.

— Не раз слышал, что Беларуси нужен свой Зеленский, что нужно уступать дорогу молодым. Ваша точка зрения по этому поводу?

— Нам нужны честные, свободные выборы и условия, позволяющие избирателю делать осознанный выбор. Этого достаточно, чтобы появились местные меркели, зеленские, вероятно, и трампы. Это все производное от возможности выбирать и контролировать власть.

— Может, что-то надо менять и оппозиции?

— Надо менять у людей понимание их личных приоритетов. В обществе успешном, сбалансированном нет острой необходимости, потребности будоражить людей и звонить в колокола. Но это не про нас. У нас все хлипко — страна, перспективы, будущее.

Беларусь — это страна, где большинство взрослых хочет верить в Деда Мороза, который обязан решить все их проблемы. Но это иллюзия.

Беларусь — страна, в которой доминирует человек агрессивно неподвижный. Он очень злой на власть, он ежедневно ругает чиновников, он показывает большой палец Лукашенко, но при этом остается неподвижным, без поступков, без действий, без солидарности. Это проблема национального масштаба. И я пока не знаю, как ее решить. Это меня разочаровывает больше всего...

— Лукашенко назвал предстоящие события «политической вакханалией». А как в ней собираетесь участвовать вы?

— Я буду делать все возможное, чтобы «политическая вакханалия» наконец-то сменилась честными, свободными выборами. Да, я был одним из тех, кто вопрос возвращения людям права выбора поставил в белорусскую повестку дня под № 1. Это действительно очень важно для перемен и это напрямую связано с финансовым самочувствием людей.

Общими усилиями мы разработали проект закона о внесении изменений и дополнений в Избирательный кодекс. К сожалению, в Палате представителей не нашлось спикера, который бы на каждой сессии говорил о необходимости вернуть право выбора почти семи миллионам избирателей. А без этих изменений невозможно рассчитывать, что в стране начнут выбирать, а не назначать депутатов.

— Что считаете своей главной политической и жизненной ошибкой? Или их не было? Вы готовы за что-то ответить перед будущим?

— Я долгое время был практикующим политиком, а это значит, был обречен на ошибки. Когда мои оппоненты пытаются меня ущипнуть, лягнуть, они упрекают меня в том, что в 1994 году я поддержал Лукашенко. Из этого я делаю вывод, что за 25 лет политической жизни ошибок было не так уж и много. Но все равно, для меня это болезненные страницы, которые остаются в моей биографии независимо от того, в каком году они были перевернуты.

Я совершал ошибки, но я не изменял своим принципам, не торговал своими ценностями и убеждениями.

— А что можно отнести в актив?

— Скажу о главном. Моя внучка Полинка в будущем скажет: «Мой дедушка был отцом восстановленной белорусской государственности». Это круто и здорово.

Александр Томкович

Читайте также:

Во имя справедливости

Татьяна Короткевич партизанить не будет

«Ключи от решения российско-украинского конфликта находятся в Москве»

Тадеуш Кондрусевич: «Государство и церковь — две автономные единицы. Но есть один пункт, который нас объединяет, — Человек»


Поделиться

Главные события Новости Лица Диагноз Пункт гледжання
Политика Экономика Социум Культура История Здоровье Спорт Криминал Фельетон

Вернуться на главную страницу  →

Вернуться на страницу рубрики  →