22.08.2019
четверг

Главные события

В этой осени никто не виноват?

В этой осени никто не виноват?

С центральным персонажем моих опусов в июле случилась та же история, что и с лирическим героем песни Бориса Моисеева и Людмилы Гурченко: он уехал в Петербург, а приехал в Ленинград.

Чтобы не быть обвиненным в создании фейковой новости, привожу его обращение к Владимиру Путину, позаимствованное на главном сайте страны: «Я искренне рад возможности встретиться с вами в культурной столице России — в славном, любимом мною Ленинграде (Санкт-Петербурге)».

Самое замечательное в цитате — это пояснение в скобках. Его авторство принадлежит неизвестному мне редактору сайта, человеку, по всей видимости, молодому, советским прошлым не отягощенному. Поэтому понятно его желание пояснить читателям, что под Ленинградом следует понимать Санкт-Петербург.

Подстелить соломку никогда не поздно. Как тут не вспомнить печальную судьбу географа из «Золотого теленка», не сумевшего отыскать на бракованной карте Берингов пролив. А что, если история повторится, и посетители главного сайта страны, не найдя Ленинград на карте, тронутся и начнут кричать: «На волю! В пампасы!» Мало тогда никому не покажется. В конце-то концов, стабильность — это наше все.

«На болоте родился, три раза крестился». Правильный ответ на эту загадку знал каждый советский пионер. Но тремя крещениями не обошлось. В 1991 г. город Петра в очередной раз переименовали. Являемся ли мы свидетелями заявки на пятое крещение? Возможно. Никто так не ностальгирует по советскому прошлому, никто так не льет крокодиловы слезы, как главные бенефициары «величайшей катастрофы XX века».

Один — про Фому, другой — про Ерему

Но вернемся к лирическому герою. Напомню припев песни:

«Я не буду, я не буду целовать холодных рук,
В этой осени никто не виноват, не виноват.
Я уехал, я уехал в Петербург,
А приехал в Ленинград...»

Грустная картина, согласитесь. Герой попытался начать новую жизнь в Петербурге, но оказался в осеннем Ленинграде. На традиционный вопрос: «Кто виноват?» ответа нет. Аналогичная ситуация и с вопросом «Что делать?», так как целованием холодных рук ничего уже изменить нельзя.

Межгосударственные отношения, когда 24 млн тонн беспошлинной российской нефти ежегодно обменивались на поцелуи, закончились. Крокодил не ловится, не растет кокос, новые кредиты для реструктуризации старых не предоставляются, надежда на компенсацию потерь от налогового маневра не просматривается. А тут еще непонятки с ценой на газ в 2020 г. На этом фоне порядка 80 предприятий, закрытых «Россельхознадзором или каким-то там органом в России», выглядят сущей безделицей.

Единственный итог личных договоренностей на высшем уровне — взаимное согласие перепоручить решение накопившихся проблем правительствам. Срок — декабрь. Но до декабря еще надо дожить.

Подобно истории лирических героев из песни, история белорусско-российских межгосударственных отношений на протяжении четверти века была по сути историей личных отношений глав государств. Но:

«Отгремели давно наши медные трубы,
Осень желтая шлет письма с той стороны,
Где друг друга еще мы немножечко любим,
Но вчерашние сны — никому не нужны...»

На вчерашних снах Союзного государства не построить, несмотря на то, что такие попытки предпринимались неоднократно. А что касается будущего, то виды на него из окон Дворца независимости и Кремля давно уже не совпадают. VI Форум регионов Беларуси и России, прошедший то ли в Ленинграде, то ли в Санкт-Петербурге, наличие несовпадений и подтвердил.

Сравним две цитаты:

«В этом году у нас юбилей в декабре. Поэтому мы с Александром Григорьевичем решили проанализировать все, что сделано в рамках союзного договора, что не сделано, по каким причинам. И выработать приемлемые для наших стран пути дальнейшего развития интеграции».

«Я не хочу, чтобы потом кто-то из журналистов или специалистов нас критиковал, что белорусы, Лукашенко опять требуют решения конкретных вопросов. Конкретные вопросы лежат на поверхности. Если их не решить, говорить о стратегии просто будет смешно».

«Один — про Фому, другой — про Ерему», — как сказал бы мой дедушка, доживи он до VI форума. Но он не дожил и до I форума около пятидесяти лет.

Путин говорил о развитии интеграции, Лукашенко — о конкретных вопросах. Создается впечатление, что, даже находясь на расстоянии вытянутой друг от друга руки, главы государств общались при помощи писем «с той стороны».

День сурка

Что есть «белорусская модель»? Это клон советской модели, из которой изъяли идеологию. Соответственно, нет и не может быть стратегии. Нельзя же считать стратегией желание человека, уже «наевшегося власти», пойти на шестой срок.

За шестым сроком, разумеется, последует седьмой. Вот из таких конкретных мелочей и складывается жизнь. Стратегии общества и государства из них не собрать, не сформулировать и государственной идеологии, без которой, в свою очередь, не нарисовать картину будущего, сколько кисточкой при этом в холст ни тыкай.

«В знаменитом психологическом эксперименте, — поясняет американский экономист Джеффри Сакс, — было установлено, что дети, устоявшие перед соблазном немедленно съесть пастилку, чтобы получить за это две пастилки в будущем, с большей вероятностью будут преуспевать, когда вырастут, чем те, кто не смог удержаться».

В конкретных вопросах, к решению которых и призывал хозяин Дворца независимости участников VI форума, без труда угадывается аналог пастилок из эксперимента. Даже домохозяйкам за разговорами по поводу конкретных вопросов (например, о рецептах засолки огурцов) следует помнить о будущем, иначе и без огурцов на следующий год можно остаться, иначе, сев на поезд «Минск — Санкт-Петербург», можно до Санкт-Петербурга и не доехать.

Нежелание говорить о будущем «наевшихся власти» понять несложно. Вспомним перестройку, когда иллюзорные представления о жизни на Западе подвели черту под правлением коммунистов. Картинки светлого будущего порождают массовые надежды и переводят общество из состояния политической апатии в состояние политического возбуждения.

Рисовать такие картинки — одна из задач политики. Вот почему политическое поле в Беларуси вытоптано и закатано в асфальт. Под будущим сегодня понимается бесконечное повторение настоящего, этакий белорусский вариант Дня сурка.

Сергей Николюк

Читайте также:

Между деградирующим Западом и прогрессирующей Россией

Национальная идея сформирована. Можно исполнять «Оду к радости»?

Очередные похороны либеральной идеи

От языка приказов к языку просьб


Поделиться

Главные события Новости Лица Диагноз Пункт гледжання
Политика Экономика Социум Культура История Здоровье Спорт Криминал Фельетон

Вернуться на главную страницу  →

Вернуться на страницу рубрики  →