16.10.2018
вторник

Социум

«Людей сажают, как картошку по весне...»

«Людей сажают, как картошку по весне...»

Мое внимание привлекло письмо Сергея Шевченко из Бреста («Снплюс», 12 декабря 2017 г.). Его осудили на 11 лет лишения свободы после того, как он приобрел у кого-то из местных жителей два мешка мака. 

В ходе проведенных экспертиз в 50 килограммах семян нашли около 4 граммов сорной примеси в виде пыли с наркотическим эффектом. В его действиях органы следствия усмотрели цель сбыта наркотических веществ. Прокурор поддержал предъявленное обвинение, а суд, как у нас водится, поверил прокурору.

Сергей Шевченко отчаянно защищался. Он до сих пор не может понять, почему за аналогичные действия обычно подвергают штрафу как за незаконную предпринимательскую деятельность, а ему дали 11 лет «строгача». Вывод его неутешительный: «Никто не хочет разбираться в сути происходящего. Есть декрет, надо выполнять план, а лучше перевыполнять. Людей сажают, как картошку по весне...»

Хотелось бы немножко успокоить Сергея, который, может быть, в передачах получает булочки из того же злосчастного мака. Как юрист с многолетним стажем и судья Конституционного суда, я нахожу его аргументы вполне обоснованными. Если все было, как он описывает, а цель сбыта «пыли», которую нашли в мешках мака, не доказана (в этом случае доказать ее практически невозможно), то в его действиях нет состава преступления. Он может быть подвергнут лишь к административной ответственности по ст.12.7 КоАП («Незаконная предпринимательская деятельность»).

Конечно, это — дикая история. Но с такими случаями сейчас сталкиваются сотни молодых людей, привлеченных к ответственности по ст.238 УК («Незаконный оборот наркотических средств....»). Прямо скажем, садят их пачками. При этом органы следствия предпочитают соединять их в организованные преступные группы («преступные синдикаты»), за что предусматривается дополнительная ответственность по ст.285 УК («Создание преступной организации или участие в преступной организации»).

Получается, что люди у нас превращаются в статистические единицы, расписанные по статьям и по годам. После осуждения и отсидки некоторой части срока они начинают писать во все инстанции с надеждой на восстановление справедливости. Но получают отписки. Как правильно написал в своем письме Сергей, «никто не хочет разбираться в сути происходящего».

Нам, оставшимся на свободе, надо что-то сделать для тех, кто оказался «за колючкой» без достаточных к тому оснований. Мы не можем повлиять на решения судов, но мы можем потребовать пересмотра сомнительных с точки зрения законности приговоров. Мы можем настоять на проведении судебно-правовой реформы, в результате которой суды изменятся, в том числе обновится кадровый состав судов, появится суд с участием присяжных заседателей. Наши суды станут реально независимыми, объективными, компетентными.

В завершение могу сказать Сергею Шевченко: после проведения судебно-правовой реформы все ранее вынесенные судебные постановления по инициативе осужденных и их близких родственников будут пересмотрены и по ним будут вынесены законные и справедливые решения. При наличии оснований — с соответствующей компенсацией.

Михаил Пастухов, профессор, заслуженный юрист, бывший судья Конституционного суда

Читайте также:

Как убрать позорное пятно прожиточного минимума?

Михаил Пастухов презентовал свою книгу

О выборах, обществе и власти

Права человека: реальные или мнимые?


Поделиться

Главные события Новости Лица Диагноз Пункт гледжання
Политика Экономика Социум Культура История Здоровье Спорт Криминал Фельетон

Вернуться на главную страницу  →

Вернуться на страницу рубрики  →