20.02.2018
вторник

Социум

И вновь продолжается бой…

И вновь продолжается бой…

Всем известно, что белорусы очень много пьют. Покупая практически в любом гастрономе продукты, невольно обращаешь внимание, что почти каждый выкладывает из своей корзинки конкретно веселящие напитки. И ведь стоят не алкоголики, а вполне приличные люди, которые решили после работы «раздавить» на кухне бутылочку в узком семейном кругу.

Принято пить на работе. День рождения начальника, повышение по службе, кто-то родился, женился, Новый год, день юриста (учителя, медика, экономиста…) — проставляйся или сбрасывайся. Принято пить и для «сугреву», и для «снятия стресса». Жизнь среднестатистического белоруса невозможна без алкоголя. «Под пытками» периодически оказываются и непьющие: «Выпей хоть каплю! Или ты не человек?!». Согласитесь, сколько сознательных лет пьем лично, столько же лет ведем борьбу с пьянством в государственном масштабе. Сейчас находимся в очередной фазе.

Такая вот арифметика…

По данным Всемирной организации здравоохранения, в 2016-м белорусы выпили 16,4 литра алкоголя на человека, это второе место в мире после Литвы. По информации Белстата, у нас приходилось 8,8 литра на душу населения. Данные отличаются в нашу сторону, так как Белстат дает показатель продаж алкоголя. ВОЗ, учитывая оценки экспертов, выводит показатель потребления алкоголя. При этом показатель продаж рассчитывается на все население, а потребление — с учетом групп, которые выпивают: детей в возрасте до 15 лет здесь не считают. Однако некоторые медицинские эксперты уверены в том, что выпили мы в учетном 2016-м почти 22,2 литра алкоголя на душу населения: ВОЗ не в силах подсчитать количество потребляемых белорусами в сознательном возрасте самогона, домашних вин, наливок, ликеров, настоек и бьющих одновременно по мозгам, печени и ногам суррогатов и химикатов различного происхождения.

На конец 2016 года в стране было 179 565 человек, состоящих на учете по алкоголизму и алкогольному психозу. Такие данные приводит Минздрав. Больше всего опасных пациентов в пересчете на 100 тысяч населения было в Гомельской области — 1463, меньше всего в Витебской — 1133 человека. От случайных отравлений этиловым спиртом скончалось почти полторы тысячи человек, причем мужчин в 5 раз больше, чем женщин. По данным ВОЗ, количество постоянных потребителей алкоголя в нашей стране составляет примерно 6 миллионов человек, около полутора миллионов — дети в возрасте до 16 лет. Что мы пьем и сколько? Около 80% алкоголя, который потребляют в нашей стране, — крепкие спиртные напитки и дешевые плодово-ягодные вина. Их потребление наносит большой вред здоровью и является ощутимым вкладом в смертность. С 90-х годов Беларусь скатилась к аутсайдерам рейтинга по уровню смертности. Наш показатель (общий коэффициент смертности) — 1260 случаев на 100 000 населения оставался неизменным и в 2015, и в 2016 году. Наша ситуация в разы хуже, чем в Западной Европе.

Все уже было, было…

В 2006 году в Беларуси была принята государственная программа действий по предупреждению и преодолению пьянства и алкоголизма с бюджетом 7,5 млрд рублей. В 2011-м приняли вторую госпрограмму, рассчитанную до 2015 года. Ее бюджет составил 45 млрд рублей. Сейчас очередной «крестовый поход» на «зеленого змия» в самом разгаре: реализуется подпрограмма «Предупреждение и преодоление пьянства и алкоголизма» государственной программы «Здоровье народа и демографическая безопасность Республики Беларусь» на 2016—2020 годы. Конкретная сумма бюджета не озвучена, три десятка мероприятий реализуются «в пределах выделенных средств», но есть и масштабные, на которые будут затрачены немалые средства местных и государственного бюджетов. К примеру, намечено строительство в Минске клинического центра «Наркология». По мнению инициаторов борьбы за нашу трезвость, окупятся затраты на мероприятия с использованием трудотерапии в условиях лечебно-трудового профилактория, на разработку и внедрение комплексного метода медицинской реабилитации пациентов с металкогольными заболеваниями. Как и в предыдущих программах, существенные денежные средства выделяются на укрепление материально-технической базы организаций здравоохранения, оказывающих наркологическую помощь.

А пытались ли бороться с «бедой в стакане» сами белорусы?

В 2012 году в нашей стране началась гражданская кампания «Хопiць пiць — трэба жыць». Ее активисты направляли обращения во властные структуры с призывом предпринять срочные меры, чтобы остановить распространение алкоголизма. Под обращением в парламент подписалось более пяти тысяч человек: люди просили депутатов провести референдум по вопросу противодействия алкоголизации населения. Кое-что власти услышали. В том же году был введен пробный запрет на продажу «чернил» в некоторых регионах страны, который продержался недолго. Тогдашний вице-премьер Анатолий Тозик считал необходимым существенное повышение цен на алкоголь. Среди других государственных мер Тозик называл ужесточение контроля за самогоноварением, строгие административные меры в отношении пьяниц и воспитательную работу с населением. Он считал важным шагом полный запрет рекламы алкоголя на телевидении и действенную работу СМИ по пропаганде здорового образа жизни среди белорусов. Были и другие инициативы по обузданию «зеленого змия». Но, как всегда, весь пар ушел в свисток, и в 2015 году Беларусь заняла первое место в мире по употреблению чистого спирта на душу населения — 17,5 литра в год. Кстати, по этому поводу ВОЗ получила от наших чиновников гору критики и даже официальные требования объясниться. Когда мы стали вторыми, все с радостью отчитались о том, что меры борьбы с алкоголизмом дают положительные результаты. И неважно, что «позитив» сегодня равен всего половине бутылки на человека в год.

Ужесточить, запретить, ограничить

Число торговых объектов, в которых продается алкоголь, в Беларуси в разы превышает их количество в развитых странах. У нас на 10 тысяч человек, включая детей и престарелых, приходится 17 магазинов с алкоголем, а это — один магазин на 600 человек. При этом, например, в Швеции и Норвегии один магазин, где продают напитки крепче 4, 75%, приходится на 4,5 тысячи, в Финляндии — на 6,3 тысячи, Исландии — на 15,9 тысячи человек. Каждое четвертое преступление в стране совершается в состоянии алкогольного опьянения, а тяжелые, в том числе убийства и разбои — в 80% случаев. По статистике, 18—21 год — это пиковый возраст, когда правонарушения совершают в нетрезвом виде. До 18 лет этот показатель очень низок, а затем — резкий всплеск. Количество преступлений в эти три года практически равно количеству правонарушений, которые совершают люди в период с 21 года до 40 лет. По мнению представителей МВД, эти цифры должны стать одним из самых убедительных аргументов в пользу того, что подходы к реализации спиртного в стране пора ужесточить.

Новый указ президента «О вопросах розничной торговли алкогольными, слабоалкогольными напитками и пивом» предполагает установить единое время реализации алкогольной продукции — с 9.00 до 23.00. Для крупных торговых объектов станет обязательной торговля алкоголем в отдельных залах, чтобы «…исключить возможность случайной покупки алкоголя». Предполагается увеличить возраст, когда можно приобретать алкоголь. Рассматривается возможность ограничения торговли алкоголем на АЗС и в магазинах шаговой доступности, расположенных возле учебных заведений. В МВД уверены, что ограничения по реализации спиртного пойдут на пользу здоровью нации и экономике.

…Почему люди пьют, ученые выясняют уже много лет.

— Ругать народ за пьянство и вводить временные ограничения на продажу спиртного — не совсем правильная затея, — уверен психиатр-нарколог Олег Тищенко. — Алкоголизм можно победить только осознанной мотивацией и улучшением общего уровня жизни: у людей должно быть больше альтернативы, куда спустить свою зарплату. И если на алкоголь, то на хороший. Когда это случится с нами, неизвестно. Пока же усталость, агрессия, проблемы — все решается алкоголем. Государство лишь удовлетворяет потребности большинства, несмотря на очевидный экономический и социальный ущерб. Возможно, власти опасаются, что, лишив народ доступного алкоголя, эмоциональный груз выйдет за пределы сабантуев, рабочих кабинетов и домашних попоек. А это может быть гораздо опаснее похмельного синдрома.

Светлана Балашова

Читайте также:

Дом для ангелов

Если долго мучиться — что-нибудь получится!

Черепно-мозговая драма

Тебе, чужая родина, наш ударный труд!


Поделиться

Главные события Новости Лица Диагноз Пункт гледжання
Политика Экономика Социум Культура История Здоровье Спорт Криминал Фельетон

Вернуться на главную страницу  →

Вернуться на страницу рубрики  →