17.10.2019
четверг

Социум

Антон Астапович: «Я не подстраиваюсь под чье-то мнение»

Антон Астапович: «Я не подстраиваюсь под чье-то мнение»

О том, что руководитель Республиканского общества охраны памятников истории и культуры Антон Астапович по образованию медик, я знал и раньше. А еще он периодически читает лекции на тему «История архитектуры» и «Основы исторического наследия» в центре повышения квалификации руководящих кадров и специалистов Министерства финансов Беларуси. Читает на белорусском языке. И воспринимаются эти лекции, как говорится, на ура.

— Возглавляемое вами общество и вы сами лично много работаете с властью, чиновниками. А вот оппозицию, слышал, не жалуете…

— В нашей сфере достичь даже минимального эффекта можно лишь в случае сотрудничества с государственными органами. В основном мы работаем с Министерством культуры, областными и районными исполнительными органами. Не все идет гладко — где-то получается, где-то нет. Во всем есть свои плюсы и свои минусы.

Однозначно только то, что когда в дело включается политик, то процесс начинает катиться по наклонной плоскости и отдаляться от финиша.

Когда в 2008 и в 2009 годах я пытался работать с представителями оппозиционных политических организаций, то понял, что в этом нет никакого смысла. Если речь идет об охране историко-культурного наследия, это, на мой взгляд, своеобразная деструктивная сила. Пользы почти никакой.

Почему?

В подавляющем большинстве это люди, зашоренные идеями конца 80-х и начала 90-х годов. Лозунгами, которые не сработали и не имели нормальной реализации. Это отдельная тема, о которой можно говорить очень долго. И дело не только в Куропатах, есть множество других фактов.

У оппозиционных политиков все вокруг виноватые — «кровавый оккупационный режим», чиновники. А то, что без участия всего общества вопросы исторической памяти, наследия нам не решить, они понять не хотят.

Нужно не только кричать, но и что-то конкретное делать. Кто-нибудь из крикунов хоть что-нибудь реальное сделал для того, чтобы сохранилось наше историческое наследие? Хотя бы зафиксировал объект, сделал нормальную фотофиксацию, нормальные обмеры, предложил придать объекту статус историко-культурной ценности?

— Осмелюсь возразить: наверное, не все такие, не всех вы знаете. В оппозиции есть разные люди… Не оппозиция же виновата в сносе первой минской электростанции возле цирка?

— В данном случае не помогло бы ничего, участок близ цирка осваивался по конкретному указу президента, это так называемое указное строительство. Как известно, президентские указы у нас имеют большую юридическую силу, чем законы. Мы пробовали объяснять, что электростанцию нужно сохранить, но научно-методическая рада приняла решение, что объект нужно демонтировать и восстановить на другой площадке…

Но есть и конкретные шаги. После сноса электростанции только наша структура обратилась в правоохранительные органы относительно возбуждения по этому поводу уголовного дела. Именно по нашему заявлению более полугода (в несколько этапов) проходила проверка. Все документы у меня сохранились, и там черным по белому написано про нарушение целого ряда статей уголовного кодекса.

К сожалению, там были задействованы очень большие силы, и уголовное дело возбудить не удалось…

— Я так понял, это один из минусов сотрудничества с властью. А плюсы?

— Их очень много. Взять тот же Минск. Когда в 2013 году здесь шло обсуждение корректировок в проект детального планирования исторического центра, наша архитектурная секция разработала предложения, как можно обозначить очень важные и интересные, но потерянные навсегда архитектурные объекты. При работах по превращению улиц Революционная и Комсомольская в пешеходную зону это предложение было учтено — обозначили периметр исчезнувшего еще во второй половине XIX века костела святого архангела Михаила, чудесного деревянного барочного памятника старины. Это был костел при бенедиктинском монастыре.

Власти пошли даже дальше. По инициативе «Мінскай спадчыны» была сооружена на стене одного из домов информационная доска, где описана вся история этого костела.

То же самое можно сказать и по столичному микрорайону Осмоловка. Мы начали ее защиту, а до конца дело довели партнеры—историки из дружественной организации. Пусть небольшое достижение, но очень важное. Статуса историко-культурной ценности добиться не удалось, но Осмоловка получила определенные регламенты как зона охраны этих ценностей.

А взять Могилев. Там есть объект «Школище», или по-другому «Покровский посад». Когда мы в 2011 году туда пришли, нас восприняли как неких сумасшедших. Как со стороны власти, так и общественности. Итог же нашей работы таков — на финишном этапе реконструкция и реставрация бывшей синагоги конца XVIII и начала XIX веков, сделанная по нашим проектным предложениям.

Еще один результат — в стадии завершения находится восстановление уничтоженной в позапрошлом веке Старопетровской церкви. Это тоже наш проект.

Итогом можно назвать и то, что именно наша концепция регенерации всего квартала «Школище» вошла в проект детального планирования исторического центра Могилева.

Мы находимся на постоянной связи с проектировщиками, влияем на решения, никакой «лубочной» реставрации постараемся не допустить.

Только за последние десять лет больше десятка объектов получили статус историко-культурных ценностей, то есть стали защищаться государством.

— Много раз слышал, что это ни на что не влияет?

— Так говорят люди некомпетентные. Когда объект официально находится под защитой государства, есть определенные правовые механизмы влияния на ситуацию, и мы их активно используем.

— Со стороны бывших союзников не чувствуете отчуждения, некоего холодка?

— Нет. Я всегда имел и имею свою позицию, всегда очень просто и доходчиво ее обозначаю. Я не подстраиваюсь под чье-то мнение. Бывает, меня называют злым старым мизантропом… Какой есть, такой есть. У меня свое виденье, свой опыт, который показывает, что зачастую то, что я думаю, реализовывается. Имеется в виду избранный нами путь.

Александр Томкович

Читайте также:

Христиане в стране «православного атеизма»

Правда Анны Канопацкой

«Я совершал ошибки, но я не торговал убеждениями»

Юрась Меляшкевіч: Я хачу, каб Курапаты сталі месцам прабачэння, супакаення, узаемаразумення


Поделиться

Главные события Новости Лица Диагноз Пункт гледжання
Политика Экономика Социум Культура История Здоровье Спорт Криминал Фельетон

Вернуться на главную страницу  →

Вернуться на страницу рубрики  →